Долг платежом красен

Банкиры отмечают рост рынка реализации проблемных активов.
Процесс долговых распродаж, который длится уже несколько лет, еще далек от завершения, считают эксперты. Обращение к коллекторским агентствам становится менее востребованным из-за наличия в штате банка специалистов, занимающихся проблемной задолженностью. Согласно международному рейтинговому агентству Moody's Investors Service, к концу 2011 года уровень проблемных кредитов будет снижен до 15% (против 20% в 2010 году). При условии сохранения стабильности в экономике новые должники будут появляться, но уже не в таком количестве.

Согласно данным Банка России, на 1 мая 2011 года просроченная задолженность в российских банках составляла более 700 млрд рублей против 422 млрд рублей на начало 2010 года. "Наблюдается тенденция роста рынка реализации проблемных активов, но она вполне соответствует текущему состоянию экономики и не может выступать значимым индикатором каких-либо кризисных явлений, — говорит Александр Митин, управляющий партнер юридической компании "РАУД". — Что касается темпов распродажи залоговых активов, в качестве примера можно рассмотреть торговую площадку "Сбербанк-АСТ" по Санкт-Петербургу. Некоторые объекты "зависли" с апреля 2010 года, выставлено более 50 объектов на общую сумму свыше 1,5 млрд рублей. Если учесть, что норма срока экспонирования объектов недвижимости на рынке составляет в среднем один год, то особых простоев здесь наблюдать не приходится".

Партнер юридической фирмы "Дювернуа Лигал" Игорь Гущев отмечает, что банки до сих пор сталкиваются с проблемой обращения взыскания на заложенное имущество заемщиков, которые не смогли обслуживать свой долг: в некоторых случаях судебные процессы, которые начались в кризисные 2009 и 2010 годы, завершаются только сейчас. Впрочем, иногда банкам приходится сталкиваться и со свежими конфликтами, когда не выдержавшие последствий кризиса заемщики инициировали банкротство уже и в 2011 году. По словам начальника отдела по работе с непрофильными активами ОАО "Банк БФА" Элины Стрельцовой, надежные залоги, в частности недвижимость, не вызывают особых сложностей в процессе реализации, поскольку практически все негативные факторы удается исключить еще на этапе оценки целесообразности принятия в залог того или иного имущества. "Распространенным залогом для организаций — представителей малого и среднего бизнеса — выступали товары в обороте, которые в момент кризиса и были первым имуществом, которое теряли заемщики. Таким образом, ряд кредитов остался непокрытым в силу несущественности иного имущества у таких компаний", — говорит госпожа Стрельцова.

Между тем петербуржцы оказались гораздо более ответственными заемщиками по сравнению с жителями других регионов страны, считает Михаил Иоффе, вице-президент, управляющий филиалом ВТБ24 в Санкт-Петербурге. "Конечно, случаи, когда заемщик все же не смог обслуживать кредит и дело дошло до реализации залога, имели и имеют место. Однако в большинстве случаев заемщик самостоятельно продает залог — к примеру, квартиру, заложенную по ипотечному кредиту, до того, как ее выставят на продажу в рамках исполнительного производства", — говорит банкир. На сегодняшний день у петербургского филиала ВТБ24 числится всего одна квартира, принятая на баланс в мае 2011 года. При этом с начала года клиенты банка продали несколько квартир, не доводя дело до торгов в рамках исполнительного производства. Ольга Старкова, начальник кредитного управления банка "Возрождение", рассказывает, что небольшая часть залоговых активов, которые банк не смог продать в кризис, уже реализована. "Например, транспортные средства реализовали, квартиры также неплохо реализуются, а вот со строительными объектами, объектами нежилой недвижимости было сложнее. Залоги по кредитам брались с дисконтом, еще год назад стоимость была совсем низкой, а сейчас небольшое оживление, цена поднимается", — поясняет она.

По словам Александра Митина, кризисные явления в экономике серьезным образом повлияли на ликвидность залогов. И, несмотря на то, что банки все больше отдают предпочтение недвижимости в качестве обеспечения долга, даже такой залог зачастую оказывается неликвидным. Таким образом, продажа имущества с аукциона не всегда способна покрыть хотя бы тело кредита. Такой негативный сценарий заставляет банк принимать на баланс непрофильный актив и нести затраты по его управлению. Это вынужденная мера, которая может привести к положительному результату только в долгосрочной перспективе. "В результате дефолтов заемщиков на балансе кредитных учреждений собирается большое количество заложенных объектов: недвижимости, земельных участков, транспорта и оборудования. Особенно сильный импульс эта тенденция получила после 2008 года. Банки вынуждены осваивать новые способы для реализации этого имущества: все больше внимания уделяется развитию интернет-площадок, на рынке возникает множество фирм-посредников, которые на различных условиях оказывают услуги по управлению и реализации непрофильных активов", — считает господин Митин.

У банков есть несколько основных инструментов работы с долгом: взыскать долг, провести реструктуризацию, продать долг, списать его или прибегнуть к услугам коллекторского агентства. Возможны также различные комбинации этих вариантов. "Если сравнивать взыскание и реструктуризацию, то очевидно, что реструктуризация, то есть изменение первоначальных условий договора, как правило, эффективнее и экономически целесообразнее судебного разбирательства. Этому способствует то, что при реструктуризации повышаются гарантии возврата долга, и он перестает быть проблемным, а у банка есть возможность соразмерно уменьшить резервы. Кроме того, банк сохраняет договорные отношения и деловые контакты с клиентом", — говорит Митин. Однако для реструктуризации очень важно наличие ряда условий: уверенность в финансовых возможностях должника, достаточное обеспечение и желание самого заемщика вернуть долги. Если не выполнено хотя бы одно условие, реструктуризация теряет смысл. По словам Элины Стрельцовой, очень многое зависит от самого заемщика: если должник открыт для общения и выдвигает конструктивные предложения, подкрепляя их добротными бизнес-планами или дополнительным залогом, банку выгоднее, пересмотрев ставку и срок кредита, получать проценты, фактически не прилагая к этому усилий. Также в качестве обеспечения кредита может рассматриваться схема, при которой банк входит в капитал организации-заемщика. В случае выявления мошеннических действий со стороны заемщика или его отказа от общения с банком, говорит она, принудительное взыскание остается единственно возможным и наиболее верным способом урегулирования задолженности.

"Если мы видим, что предприятие сможет справиться с трудностями, идем ему навстречу. В большинстве случаев компания возвращается к стабильному финансовому состоянию и начинает обслуживание кредита. Если говорить о розничном кредитовании, то здесь мы считаем, что банк всегда должен идти навстречу клиенту. Реструктуризация — это первый предлагаемый с нашей стороны шаг", — говорит госпожа Старкова из банка "Возрождение", добавляя, что решения принимаются в индивидуальном порядке.

"Банк, разумеется, заинтересован в том, чтобы клиент и дальше обслуживал долг. Поэтому мы активно предлагаем различные варианты реструктуризации задолженности, а не требуем немедленного погашения всей задолженности после просрочки очередного ежемесячного платежа", — говорит Михаил Иоффе из ВТБ24. В случае просрочки платежа по кредиту ВТБ24 сперва просто информирует клиента об этом и просит как можно скорее погасить возникшую задолженность. "Ситуации ведь бывают разные — человек может заболеть, задержаться за границей из-за извержения вулкана со сложно произносимым названием и так далее", — смеется Иоффе. В структуру филиала ВТБ24 в Санкт-Петербурге входит специальное подразделение по работе с проблемными активами. Сотрудники этого подразделения работают с заемщиками, которые допустили существенную просрочку очередного платежа.

В случае если и после общения с ними заемщик отказывается исполнять свои финансовые обязательства, через определенный срок его дело передается либо в суд, либо коллекторскому агентству. Правда, по мнению Элины Стрельцовой, обращение к коллекторским агентствам также становится менее востребованным из-за наличия в штате банка специалистов, занимающихся проблемной задолженностью. В большинстве случаев правовых возможностей для взыскания долга достаточно: на стадии судебного разбирательства зачастую удается достичь соглашения о погашении задолженности, в противном случае банк обращается в службу судебных приставов, благодаря чему можно вернуть часть кредита в принудительном порядке. "Кроме того, мошенники, промышляющие незаконным получением кредитов, будут существовать всегда. В этом смысле на проблемную задолженность кризис не влияет, однако тяжелый экономический период, безусловно, обострил ситуацию. Опыт последних лет заставил банки более тщательно подходить к анализу заемщиков и залогов, чтобы не допустить значительного роста портфеля проблемных кредитов в случае новой волны кризиса", — говорит Стрельцова.

Банки стараются не обратить взыскание на заложенные активы, а реструктурировать долг или, если не видят перспективы возвращения кредита, продать долговые обязательства. При этом дисконт в зависимости от ситуации может составлять от 30 до 70 процентов от размера кредита, оценивает господин Гущев. "Финансисты крайне неохотно налагают взыскание на заложенные активы, так как управление ими является непрофильной деятельностью для банкиров. Кроме того, процедура взыскания заложенного актива предполагает дефолт заемщика, что, согласно закону о "Банках и банковской деятельности" и нормам ЦБ, означает для банков обязанность в этом случае создавать на балансе резервы в размере непогашенной части кредита", — говорит Игорь Гущев. Он также отмечает, что банки в вопросах возврата кредитов чаще всего нанимают специализирующихся на таких процессах юристов. В случае с массовыми кредитами для населения — это коллекторские агентства, а когда речь заходит о взыскании задолженности с корпоративных заемщиков, финансистам помогают крупные юридические фирмы, которые могут справиться с такими сложными задачами, как контроль процедуры банкротства заемщика.

Как правило, внутренняя служба банка занимается наиболее значимыми должниками. Все остальные контракты отдаются на аутсорсинг, или долговые обязательства выставляются на торги. "Из государственных банков с коллекторами сегодня еще не работает только Россельхозбанк, но его доля розничного кредитования слишком мала. Остальные же успешно используют эту практику. Кроме того, в настоящее время готовится законопроект "О деятельности по взысканию просроченной задолженности". Ожидается, что он урегулирует этот рынок услуг, сделает сферу деятельности коллекторских агентств более прозрачной и понятной", — рассказывает господин Митин из компании "РАУД". Помимо агентской схемы, также популярна сегодня продажа долгов на тендерной основе, что позволяет банку сразу закрыть задолженность, списать ее с баланса, избавляет от необходимости увеличивать резерв и нести дополнительные издержки. По данным ЦБ за первые шесть месяцев 2011 года объем проданных банками "плохих" долгов физлиц составил 24 млрд рублей против 14,3 млрд за такой же период прошлого года. Объем проблемной задолженности по розничным кредитам, переданной коллекторам на аутсорсинг, увеличился с 75 до 115 млрд руб. Таким образом, рынок купли-продажи плохих долгов рос в среднем на 15% быстрее, чем рынок аутсорсинга.

Между тем в банках не опасаются за рост просроченной задолженности. "Банки в целом пересмотрели свою кредитную политику и стали более консервативны при принятии кредитного решения, а население — тщательно взвешивает решения о крупных покупках с привлечением кредитных средств", — говорит Елена Шевелева, заместитель регионального координатора Росбанка в Санкт-Петербурге. С ней соглашается и Анатолий Предтеченский, заместитель председателя правления банка "Открытие": "На сегодняшний день оснований для быстрого роста проблемных активов в банковском секторе нет. Кроме того, как банки, так и их заемщики стали гораздо более осторожными после уроков кризиса 2008 года". Пока макроэкономическая ситуация в стране не вызывает серьезных опасений, поэтому и новой волны проблемных кредитов не ожидается, говорит Иоффе.

"Если верить международному рейтинговому агентству Moody's Investors Service, то к концу 2011 года уровень проблемных кредитов будет снижен до 15 процентов (против 20 процентов в 2010 году). Вместе с тем по показателю средней задолженности на одного гражданина страны Россия занимает лишь 18-е место в Европе, — приводит цифры господин Митин.— Наличие проблемных кредитов — обычное явление делового оборота. При условии сохранения стабильности в экономике новые должники появляться будут, но уже не в таком количестве". По его прогнозам, возможен отсев некоторых игроков рынка: сократится количество посредников по реализации залогового имущества, но останутся только самые надежные и эффективные партнеры.
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/1775983?isSearch=True

Анастасия Иванова
Приложение "Банк" к газете "Коммерсант Санкт-Петербург" №174/П (4714) от 19.09.2011 г.