Банкротство по своей воле

Александр Митин, Управляющий партнер компании «РАУД»

За последние 2 года в Петербурге, судя по статистике, не произошло ни одного преднамеренного банкротства. На самом деле они просто скрыты. Согласно данным картотек судебных актов районных судов Петербурга, опубликованным на их официальных сайтах по состоянию на 15 ноября 2011 года, преднамеренных банкротств за последние 2 года не было. Между тем заявления о несостоятельности в арбитражном суде Петербурга регистрируются каждый день, и по всей России гремят криминальные банкротства «ИжАвто», «Макси- Групп», «Росинки» и других. «Убаюкивающая» статистика судебных актов актуальна не только для Северной столицы.
Банкротные преступления относятся к категории латентных, то есть скрытых, и о существовании более чем половины из них правоохранительные органы просто не ведают. А из официальных уголовных дел лишь 5 % заканчиваются приговорами. Отступив немного от презумпции невиновности и взглянув правде в глаза, можно сказать, что из 20 раскрытых преднамеренных банкротств в суде удается доказать лишь одно.
Помимо криминального гения самих банкротов в качестве одной из причин сложившейся ситуации эксперты отмечают несбалансированное развитие законодательства и методических рекомендаций по диагностике преднамеренных банкротств. К примеру, заключения арбитражных управля ющих выглядели бы куда убедительнее и объективнее (а возможно, несли бы и обвинительный аспект), если бы анализ сделок проходил в полном соответствии с главой III.1 Закона «О банкротстве».
Эта глава предоставляет расширенный список для оспаривания сделок и, соответственно, новые критерии для юридического анализа. Арбитражный управляющий может ими воспользоваться, а может и проигнорировать и проверить сделки предприятия лишь на наличие очевидных признаков несоответствия рыночным условиям. Грубо говоря, «отписаться» и прикрыть свои действия тем, что он действовал в строгом соответствии с предписаниями правил.
Этим и пользуются многие управляющие, которым недостает либо квалификации, чтобы распознать сложные обстоятельства, либо желания — в силу наличия определенных интересов.
Кроме того, объем документов, проверяемых в обычном порядке, зачастую дает управляющему лишь основания для подозрений.
Чтобы получить больше документов, в том числе от контрагентов должника, надо обосновать свое ходатайство в суде. Чтобы это сделать, нужно получить больше документов. Круг замкнулся.
Прибавьте сюда проволочки, намеренное затягивание сроков со стороны проверяемых организаций и т. д., и станет понятно, почему многие управляющие просто не связываются, а пользуются законной возможностью «отписаться».

газета «Деловой Петербург» № 195 от 22.11.2011