Мастерство ликвидации

У петербургских должников все популярнее становится схема банкротства компаний через ликвидацию. Она позволяет контролировать процедуру независимо от того, кто является основным кредитором. Но и кредиторы уже нашли рабочие контрсхемы.

Упрощенная процедура банкротства была предусмотрена законом «О несостоятельности» с самого его принятия в 2002 году, однако поначалу использовалась редко. Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти принял первое решение о признании должника банкротом по упрощенной схеме только в 2004 году, и до кризисного 2008 года такие решения были единичными. Затем, говорят юристы, бизнесмены–должники распробовали эту схему, позволяющую им быстро и эффективно получить контроль над принятием ключевых решений по поводу судьбы их активов. С тех пор число таких банкротств в год измеряется уже даже не десятками, а сотнями дел.

Благими намерениями
Основной смысл этой процедуры состоит в том, что компанию, владелец которой принял решение о ее ликвидации, не имеет смысла ни наблюдать, ни тем более оздоравливать. «Она направлена исключительно на констатацию смерти пациента», — говорит руководитель практики разрешения споров Rightmark group Павел Ильиных. Поэтому, минуя все эти стадии банкротства, суд сразу вводит конкурсное производство, в ходе которого активы должника оцениваются и распродаются. В идеале все должно выглядеть так: собственник инициирует ликвидацию компании, в ходе которой выясняется, что расплатиться со всеми долгами невозможно, и ликвидатор обращается в суд с заявлением о банкротстве.
Однако сегодня классической считается другая ситуация: должник использует этот правовой механизм для быстрого и эффективного увода активов от кредиторов и защиты собственников и руководителей от личной субсидиарной ответственности по долгам
Так, в 2014 году арбитраж ввел банкротство по упрощенной процедуре в шести структурах автохолдинга «РРТ». В 2013 году упрощенную схему использовал и признанный мастер классического банкротства Сергей Снопок при ликвидации ООО «Фаэтон–Агро–Пенза». В 2010–2012 годах через процедуры ликвидации в банкротный процесс вошли четыре структуры холдинга «Севкабель».

Олимпийский забег
В последнее время и кредиторы научились довольно эффективно противодействовать этой схеме. Так, один из кредиторов топливного холдинга «Авро», ООО «ТЦ «Восток», вовремя обнаружил начало ликвидации и добился введения конкурсного производства раньше, чем ликвидатор дошел до суда. Поэтому риск остаться за бортом собственного банкротства имеется у должника с момента опубликования его решения о ликвидации, так как наиболее ретивые кредиторы имеют шанс поставить «своего» управляющего.
«Побеждает на первом этапе тот, кто первый успел обратиться с заявлением о банкротстве - должник или кредитор, — говорит Дмитрий Лобачев, руководитель проектов АБ «Хренов и партнеры».
По словам Александры Улезко, юриста корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнеры», чтобы успеть первым — раньше самых быстрых кредиторов, —ликвидатор имеет целый арсенал средств. Они, по сути, сводятся к тому, чтобы не допустить оповещения кредиторов о начале ликвидации до момента, когда заявление ликвидатора попадет в суд. «По закону решение о ликвидации компании публикуется в течение 3 дней с момента его принятия, одновременно следует сообщить о начале процедуры в налоговую. А с момента выявления признаков несостоятельности ликвидатор обязан в течение 10 дней обратиться в суд с заявлением о банкротстве, — говорит эксперт. — Но зачастую до налоговой информация доходит с нарушением сроков, из–за чего кредиторы узнают о ликвидации должника слишком поздно».
Дмитрий Лобачев с коллегой согласен: этот простой способ для должника эффективен и безопасен, ведь за эту «шалость» предусмотрена лишь административная ответственность в виде штрафа до 5 тыс. рублей. «А можно и штрафа избежать, если доказать, что задержка вышла не по вине ликвидатора», — говорит он.

На всякую хитрость
Чтобы обратить упрощенную схему себе на пользу, кредиторы должны, как шутят юристы, «держать руку на пульсе, а лучше на спусковом крючке»: мониторить судебную активность должника, вовремя просуживать все его долги, чтобы иметь на руках вступившее в силу решение суда, как можно чаще запрашивать выписки из ЕГРЮЛ, чтобы вовремя отследить начало ликвидации. «Можно на всякий случай закинуть в суд заявление и держать его в приостановленном состоянии, чтобы в случае появления на горизонте ликвидатора дать этому заявлению ход», — говорит Дмитрий Лобачев.
Впрочем, риск потерять инициативу в процедуре банкротства у должника остается всегда: кредиторы для этого должны добиться отстранения конкурсного управляющего (например, обжалуя его бездействие). Сейчас такие усилия предпринимают кредиторы автохолдинга «РРТ».

Комментарии

Александр Митин, управляющий партнер ЮК «РАУД»:
Главная цель при упрощенной процедуре — стремительное проведение конкурсного производства, получение контроля по ключевым вопросам (оценка и продажа имущества, анализ сделок и т. д.). Кредиторы — в невыгодной ситуации, но противодействовать могут и они. Например, у нас в практике ликвидатор должника, подавший заявление о банкротстве, оказался в реестре дисквалифицированных. Мы объявили ликвидатора неуполномоченным лицом, ему было отказано, и конкурсное производство было введено уже по нашему заявлению.

Павел Горошков
газета «Деловой Петербург» № 181 от 30.10.2014