Прекращение производства как способ борьбы с фиктивным банкротством

Юрий Апухтин, старший юрист ООО «РАУД»

Законодательство о банкротстве содержит немного способов противодействия должнику, который пытается возбудить контролируемое производство по делу о банкротстве.

В конце 2014 года законодатель внес изменения, вступившие в силу с 2015 года, которые существенно ограничивают должника в выборе арбитражного управляющего при подаче заявления о признании себя банкротом, а если быть точным — должник больше не может заявить кандидатуру по своему усмотрению. Казалось бы, можно выдохнуть: должник не сможет больше инициировать процедуру со своим управляющим. Но эта норма не решила другой проблемы — возбуждения дела о банкротстве со стороны близкого к должнику кредитора. Для таких кредиторов, как и для любого другого, действуют старые правила: если есть вступившее в законную силу решение суда, можно подавать заявление и предлагать кандидатуру арбитражного управляющего.

Федеральным законом от 29.12.14 №482-ФЗ в ст. 63 введен новый пункт, в теории призванный бороться с недобросовестными должниками и дружественными к должнику кредиторами, которые пытаются инициировать контролируемую процедуру банкротства: «Если при рассмотрении дела о банкротстве суд в ходе любой процедуры, применяемой в деле о банкротстве, установит, что должник или кредитор, являющийся заинтересованным лицом, обращался с заявлением о признании должника банкротом, и при этом указанные лица знали, что должник является платежеспособным и преследует цель необоснованного неправомерного получения выгод от введения процедур, применяемых в деле о банкротстве, суд вправе прекратить производство по делу о банкротстве при условии, что должник продолжает к этому моменту оставаться платежеспособным и это соответствует интересам кредитора».

Выявление признаков фиктивного банкротства на ранней стадии

Фактически речь идет о выявлении признаков фиктивного банкротства на самой ранней стадии — рассмотрения обоснованности заявления о признании должника банкротом. Трактуя данную норму буквально, можно сделать вывод, что работать она должна после введения процедуры банкротства. Но если уже введена процедура, возникает вопрос — а зачем ее прекращать, то есть в чем целесообразность прекращения производства по делу, если кредиторы продолжают заявляться, а, следовательно, формальные признаки неплатежеспособности у общества есть. Единственным последствием могло бы быть исключение кредитора из реестра, что тоже почти невозможно при наличии формальных признаков задолженности, подтвержденных судебным актом.

В этой связи представляется, что данная норма должна работать не только после открытия какой-либо процедуры, но и при рассмотрении обоснованности заявления кредитора о признании должника банкротом. Применение этой нормы на данной стадии поможет предотвратить инициацию процедуры банкротства по заявлению дружественного должнику кредитора.

Классический пример. Есть должник, есть кредитор. Должник располагает всеми возможностями, чтобы рассчитаться с кредитором. Но он не хочет это делать, попросту не желает продавать свои активы для расчета с кредитором, а хочет вывести эти активы из-под удара. Появляется кредитор-заявитель, еще и аффилированный к должнику, с просуженным долгом и подает на банкротство должника, ведь в процедуре с дружественным арбитражным управляющим контролировать процесс реализации несколько проще. Возникает вопрос: кто же может заявить о необходимости применения данной нормы? В вышеуказанном примере — остается первый кредитор. Его долг также подтвержден судебным актом, и он понимает стратегию действий должника и кредитора-заявителя, понимает, что фактически должник платежеспособный и может рассчитаться по долгам. Но как ему заявить об этом в деле о банкротстве?

С одной стороны, ст. 34 и 35 четко определяют круг лиц, являющихся участниками дела о банкротстве и участниками процесса по делу о банкротстве, а также определяют их права. В дополнение к этим нормам есть ряд разъяснений ВАС РФ по определению круга лиц и определению момента возникновения у них соответствующих прав и обязанностей лица, участвующего в деле о банкротстве и в процессе.

Пункт 30 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.12 №35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» четко ограничивает, с какого момента лицо приобретает соответствующие права в деле: «Судам следует иметь в виду, что статус лица, участвующего в деле о банкротстве, и соответствующие права (в частности, на ознакомление с материалами дела в части предъявленных всеми кредиторами требований и возражений, на участие в судебных заседаниях по рассмотрению требований всех кредиторов, на обжалование судебных актов, принятых по результатам рассмотрения указанных требований), необходимые для реализации права на заявление возражений, возникают у кредитора с момента принятия его требования к рассмотрению судом».

Пункт 28 Постановления Пленума ВАС РФ от 15.12.04 №29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» дополнительно фиксирует, кто может оспаривать Определение о введении процедуры наблюдения: «Кредиторы, предъявившие требования к должнику, должник, временный управляющий, представители учредителей (участников) должника и собственника имущества должника — унитарного предприятия вправе обжаловать определение о введении наблюдения в части обоснованности, очередности и размера требований».

Учитывая вышеуказанные нормы и разъяснения ВАС, напрашивается вывод, что при рассмотрении обоснованности заявления кредитора возражения применительно к данной норме могут быть заявлены:
— кредитором-заявителем;
— должником;
— кредитором, подавшим заявление о вступлении в дело о банкротстве.

Но тут логика начинает теряться. Понятно, поскольку мы говорим о возражениях по введению соответствующей процедуры кредитором, близким к должнику, то ни должник, ни кредитор-заявитель не будут возражать. И вроде все ясно — кредитор, чьи права, как он считает, были нарушены, подает заявление о вступлении в дело о банкротстве и тут же заявляет возражения на требования кредитора-заявителя. Но! Как было сказано выше, фактически речь идет о выявлении фиктивного банкротства, а в этом случае, если появляется еще кредитор с возражениями, подавший заявление о вступлении в дело, о фиктивном банкротстве речь вроде как уже и не может идти, ведь кредитор- заявитель явно не единственный кредитор, и формально признаки несостоятельности у должника есть. А тогда и нет оснований для применения п. 6 ст. 63 Федерального закона.

То есть, возвращаясь к вышеуказанному примеру, можно сделать вывод: если добросовестный кредитор заявит о вступлении в дело о банкротстве, он фактически сведет на нет возможность заявления доводов о фиктивности банкротства.

Из вышесказанного следует — кредитор должен иметь возможность заявлять возражения независимо от того, подал он заявление о вступлении в дело о банкротстве или нет. Причем инструменты могут быть самые разные.

Например, общие нормы АПК РФ содержат такую категорию правового статуса, как третье лицо без самостоятельных требований, которое также может давать соответствующие пояснения и возражения по существу. Почему бы кредитору не вступить в дело о банкротстве на ранней стадии (рассмотрение обоснованности заявления о признании должника банкротом) в качестве третьего лица для получения возможности заявить соответствующие возражения? Тем более что последний абзац п. 1 ст. 35 Федерального закона ссылается на возможность применения общих процессуальных норм помимо норм, содержащихся в ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Это лишь одна из предложенных форм заявления возражений, которая, к сожалению, не нашла положительного отклика при рассмотрении дел о банкротстве со ссылками все на те же вышеуказанные разъяснения ВАС РФ.

Но, как в случае с вышеназванными разъяснениями пленумов, дающими некоторые права кредиторам до включения в реестр, вполне могут появиться разъяснения Верховного суда РФ конкретно по практике применения п. 6 ст. 63 Федерального закона, предоставив добросовестным кредиторам заявлять возражения без вступления в дело о банкротстве. В любом случае ВС РФ еще не высказывался на данную тему, а поскольку вопросы на практике уже начинают возникать, рано или поздно правовой механизм применения данной нормы будет разъяснен.

журнал «Бухгалтерские вести», № 28, август 2015