Дождемся февраля

Конец года — время подведения итогов. Мы в «ДП», конечно, не будет отходить от традиции.
Летом 2018–го газета изменила подход к нашему рейтингу «Юрист сезона». Этот проект в прежнем виде пережил несколько лет — и со стороны юридического сообщества к нему год от года возникало все больше вопросов. Часть из них мы решили снять, скорректировав подход к голосованию.
Новый сезон мы начали сразу с серии технологических изменений. Несколько последних лет голосование проходило лишь в двух номинациях: «Споры» и «Сделки». С последней особых сложностей не было — в силу понятных ограничений на раскрытие информации даже по закрытым сделкам заявок было не так много, как хотелось бы, а результат определялся достаточно явно.
А вот в «Спорах», куда одновременно попадали кейсы, например, из защиты на стадии предварительного следствия, налоговые споры, банкротства, арбитражные дела, споры об интеллектуальных правах, гражданские и административные производства, сложности возникали. При общем голосовании выбирать из таких разноплановых дел — сложнее. Поэтому мы изменили правила голосования, объединив все кейсы участников, пусть и весьма условно, в несколько групп. Они будут меняться от сезона к сезону — и к итоговому рейтингу «Юрист года» сформируют более разнообразную картину. В рейтинге «Осень–зима 2018» вы отдавали свои голоса в пяти тематических группах.
К слову, об итоговом рейтинге. Мы решили отказаться от присуждения этой почтенной номинации в декабре. Благодарны юридическому сообществу за те кейсы, которые вы прислали в редакцию. Однако вполне справедливой нам показалась и высказанная в некоторых письмах мысль — что, подводя итоги в декабре, мы, по сути, исключаем последний месяц года из конкурсной ротации. Хотя порой на него приходятся весьма интересные истории. А без них итоги 2018–го получатся нерелевантными.
Именно поэтому окончательные результаты конкурса «Юрист года» — а именно фамилию победителя — «ДП» объявит в следующем приложении, которое увидит свет в феврале. Обладатель этого почетного звания в обязательном порядке будет номинирован для участия в нашей главной премии — «Топ–100», итоги которой мы огласим в ноябре 2019–го. А сегодня предлагаем вашему вниманию наиболее интересные кейсы прошедшего сезона. И конечно, с наступающим Новым годом!
Редакция

Банкротства
Мария Кудинова, старший юрист «РАУД»
3-е место
В рамках дела о банкротстве г–на С. А. Бендерского Мария Кудинова разработала правовую позицию, направленную на недопущение включения в реестр кредиторов не-
обоснованных требований иностранных физлиц на общую сумму около 140 млн рублей.
Юрист подготовила возражения, включающие ссылку на нормы пункта 26 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35, разъясняющие: установленными могут быть признаны требования, к которым представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности. Так как судебный акт о включении кредитора в реестр непосредственно затронет интересы всех участников дела о банкротстве, суду первой инстанции следует проверить все представленные материалы. Предъявленные кредиторами документы вызывали веские сомнения (невозможно идентифицировать платеж как заем от конкретного кредитора, отсутствовали предварительные требования должника о предоставлении займов, были нестыковки в доверенности представителя кредиторов), суды двух инстанций признали требования обоснованными.
Мария подготовила кассационные жалобы о необходимости исследования прямых и косвенных доказательств — и самой возможности по исполнению сделок сторонами, и обращающие внимание на важность большей глубины и широты исследования возникновения долга по сравнению с обычным спором. Определениями от 16.10.2018 и 08.11.2018 Арбитражный суд Московского округа отменил оспариваемые судебные акты и вернул споры на рассмотрение в суд первой инстанции, указав: при оценке доводов о пороках сделки суд не должен ограничиваться проверкой соответствия документов формальным требованиям; необходимо принимать во внимание доказательства и об экономических, физических, организационных возможностях сторон осуществить спорную сделку, так как составление документов об ее исполнении не исключает ее мнимость. В силу специфики таких дел суду надлежит учитывать также финансовое положение кредитора, сведения о расходовании денежных средств должником, отражение займов в бухгалтерском и налоговом учете и отчетности и т. д. Формирование подобной правовой практики имеет значение в связи с малочисленностью судебных актов по полному и всестороннему рассмотрению требований иностранных кредиторов, отменяющему поверхностный и формальный подход к исследованию обстоятельств дела.

газета «Деловой Петербург» № 203 от 19.12.2018 г.