Правовые инструменты защиты прав кредитора в деле о банкротстве


Каждое дело о банкротстве строится на общих принципах его проведения, заложенных в законодательстве. Как известно, основная задача абсолютно любой процедуры несостоятельности — провести расчеты с кредиторами. Но не в каждом производстве участники дела о банкротстве имеют схожие цели и совместными усилиями добиваются их достижения, а именно используют свои права недобросовестно, чем всячески препятствуют достижению основной задачи в процедуре банкротства.

В такой ситуации необходимо понимать, какие правовые механизмы и инструменты доступны кредитору для достижения своей задачи — погашения требований.
На наш взгляд, целесообразно работать по следующим направлениям:
1. Защита реестра.
2. Защита/формирование конкурсной массы.
3. Обжалование действий арбитражного управляющего.
4. Изучение финансового анализа и заключения о наличии/отсутствии признаков преднамеренного (фиктивного) банкротства (для формирования дальнейшей стратегии).

Обращаем внимание, что не все из названных механизмов зависят от процента голосов конкурсного кредитора в составе реестровой задолженности.

§ Защита реестра

ПРАВОВЫЕ МЕХАНИЗМЫ:
1) предъявление возражений против требований иных кредиторов;
2) обжалование судебных актов иных кредиторов.

ПРЕДЪЯВЛЕНИЕ ВОЗРАЖЕНИЙ ПРОТИВ ТРЕБОВАНИЙ ИНЫХ КРЕДИТОРОВ
В абзаце четвертом пункта 30 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее — ВАС РФ) от 23.07.09 № 60 ≪О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30.12.08 № 296-ФЗ „О внесении изменений в Федеральный закон „О несостоятельности (банкротстве)“≫ разъяснено, что статус лица, участвующего в деле о банкротстве, и соответствующие права (в частности, на ознакомление с материалами дела в части предъявленных всеми кредиторами требований и возражений, на участие в судебных заседаниях по рассмотрению требований всех кредиторов, на обжалование судебных актов, принятых по результатам рассмотрения указанных требований), необходимые для реализации права на заявление возражений, возникают у кредитора с момента принятия его требования к рассмотрению судом.
В связи с этим Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации (далее — ВС РФ) в определении от 21.08.18 № 5 КГ18-122 отметила наличие следующей правовой позиции, выраженной в актах Пленума ВАС РФ, по вопросу о моменте начала течения процессуального срока, с которого у кредитора возникают права на заявление возражений в отношении требований других кредиторов, заявленных должнику: с момента принятия требования кредитора к рассмотрению судом у этого кредитора возникают права на заявление возражений в отношении требований других кредиторов, заявленных должнику, следовательно, и право обжалования судебных актов по другим делам, в том числе по делам о принудительном исполнении решения третейского суда. Аналогичное мнение выражено и в определении Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 27.02.19 № 305-ЭС18-19058, определениях ВС РФ от 25.12.17 № 302-ЭС15-5452(5), от 16.01.19 № 305-ЭС18-19058, постановлениях Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 17.03.14 по делу № А19-6049/2011, Арбитражного суда Западно Сибирского округа от 21.06.17 по делу № А70-6738/2016.
В пункте 26 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.12 № 35 ≪О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве≫ (далее — постановление Пленума ВАС РФ № 35) даны разъяснения, согласно которым в силу пунктов 3–5 статьи 71 и пунктов 3–5 статьи 100 Федерального закона от 26.10.02 № 127-ФЗ ≪О несостоятельности (банкротстве)≫ (далее — Законо банкротстве) проверка обоснованности и размера требований кредиторов осуществляется судом независимо от наличия разногласий относительно этих требований между должником и лицами, имеющими право заявлять соответствующие возражения, с одной стороны, и предъявившим требование кредитором, с другой стороны. При установлении требований кредиторов в деле о банкротстве судам следует исходить из того, что установленными могут быть признаны только требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности.
В условиях банкротства должника и конкуренции его кредиторов для предотвращения необоснованных требований к должнику и нарушений тем самым прав его кредиторов к доказыванию обстоятельств, связанных с возникновением задолженности должника-банкрота, предъявляются повышенные требования (пункт 26 постановления Пленума ВАС РФ № 35, пункт 13 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, утвержденного Президиумом ВС РФ 20 декабря 2016 года).
Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ в определении от 25.09.17 № 309-ЭС17-344(2) указала: ≪Конкурирующий кредитор, как правило, не является стороной сделки или участником иных правоотношений, положенных в основу требований к должнику, в силу чего объективно ограничен в возможности доказывания необоснованности требования другого кредитора. Следовательно, предъявление к нему высокого стандарта доказывания привело бы к неравенству кредиторов. В случае наличия возражений конкурирующего кредитора на требования о включении в реестр и представлении в суд прямых или косвенных доказательств, подтверждающих существенность сомнений в наличии долга, на заявившее требование лицо возлагается бремя опровержения этих сомнений. При этом заявителю требований не должно составлять затруднений опровергнуть указанные сомнения, поскольку именно он должен обладать всеми доказательствами своих правоотношений с несостоятельным должником≫. Аналогичная правовая позиция изложена в постановлении Президиума ВАС РФ от 13.05.14 № 1446/14, определении Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 05.02.17 № 305-ЭС17-14948.
Один из правовых инструментов, который кредитор может использовать при предъявлении возражений на требования иных кредиторов, — это заявление ходатайства об истребовании у такого кредитора дополнительных доказательств в обоснование его требований.

***Например, в одном из дел о банкротстве гражданина у финансового управляющего возникли разумные сомнения в действительности требований иностранных кредиторов, притом что представленные документы имели ряд дефектов и нестыковок. Финансовый управляющий указал на необходимость исследования не только прямых, но и косвенных доказательств, а также самой возможности по исполнению сделок сторонами. Судебное иссле- дование обстоятельств возникновения долга должно отличаться большей глубиной и широтой, по сравнению с обычным спором, тем более если на такие обстоятельства указывают лица, участвующие в деле. То есть во избежание необоснованных требований к должнику и нарушений прав его кредиторов к доказыванию обстоятельств, связанных с возникновением задолженности банкрота, предъявляются повышенные требования (постановления Арбитражного суда Московского округа от 16.10.18 и от 08.11.18 по делу № А40-80929/2017).

Следует учитывать, что при оценке доводов о пороках сделки суд не должен ограничиваться проверкой соответствия документов установленным законом формальным требованиям. Необходимо принимать во внимание и иные доказательства, в том числе об экономических, физических, организационных возможностях кредитора или должника осуществить спорную сделку. Формальное составление документов об исполнении сделки не исключает ее мнимость (пункт 86 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.15 № 25 ≪О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации≫).
Бремя опровержения доводов о фиктивности сделки лежит на лицах, ее заключивших, поскольку в рамках спорного правоотношения они объективно обладают бóльшим объемом информации и доказательств, чем другие кредиторы. Предоставление дополнительного обоснования не составляет для них какой-либо сложности (определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 23.07.18 № 305-ЭС18-3009).
Какие же доказательства можно дополнительно запросить у кредитора? Например, по заемным правоотношениям можно попросить кредитора предоставить: бухгалтерский баланс с расшифровкой, отчет о прибылях и убытках, доказательства одобрения сделки (если таковое требуется), доказательства наличия финансовой возможности выдачи займа (банковские выписки о движении денежных средств); по договорам поставки товара — доказательства вывоза товара со склада кредитора и ввоза на склад продавца (помимо товарных и товарно-транспортных накладных, запросить наряд-заказы, маршрутные листы), доказательства наличия у должника и (или) кредитора возможности хранить принятый товар.

ОБЖАЛОВАНИЕ СУДЕБНЫХ АКТОВ ИНЫХ КРЕДИТОРОВ
В условиях банкротства должника и конкуренции его кредиторов возможны ситуации, когда ≪дружественный≫ с должником кредитор инициирует судебный спор по мнимой задолженности с целью получения внешне безупречного судебного акта для включения в реестр требований кредиторов. Подобные споры характеризуются предоставлением минимально необходимого набора доказательств, пассивностью сторон при опровержении позиций друг друга, признанием сторонами обстоятельств дела или признанием иска и т. п. В связи с тем что интересы ≪дружественного≫ кредитора и должника совпадают, их процессуальная деятельность направлена не на установление истины, а на иные цели.
В то же время такими судебными актами могут нарушаться права кредиторов, конкурирующих с ≪дружественным≫ должнику и имеющих с ним противоположные интересы и, как следствие, противоположную процессуальную позицию.
Согласно пункту 6 постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 26.05.11 № 10-П по смыслу статей 1 (часть 1), 2, 18, 46, 55 (часть 3) и 118 Конституции Российской Федерации, обязывающих Российскую Федерацию как правовое государство к созданию эффективной системы защиты конституционных прав и свобод посредством правосудия, неотъемлемым элементом нормативного содержания права на судебную защиту, имеющего универсальный характер, является право заинтересованных лиц, в том числе не привлеченных к участию в деле, на обращение в суд за защитой своих прав, нарушенных неправосудным судебным решением.
В процессе реализации указанной позиции Конституционного Суда Российской Федерации применительно к рассмотрению дел о несостоятельности Президиумом и Пленумом ВАС РФ разъяснены конкретные правовые механизмы обеспечения права на судебную защиту лиц, не привлеченных к участию в деле, в том числе тех, чьи права и обязанности обжалуемым судебным актом непосредственно не затрагиваются.
К числу таких механизмов относится среди прочих право конкурсного кредитора и арбитражного управляющего обжаловать судебный акт, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование конкурсного кредитора (пункт 24 постановления Пленума ВАС РФ № 35). Указанный механизм обеспечивает право на справедливое судебное разбирательство в целях наиболее полной его реализации и подразумевает наличие у лица, обращающегося с соответствующей жалобой по делу, в котором оно до этого не принимало участия, права представить новые доказательства и заявить новые доводы в обоснование своей позиции по спору.
Для использования названного средства защиты прав необходимо наличие следующих условий:
— требование нового кредитора принято к рассмотрению в рамках дела о банкротстве;
— кредитор, чье решение обжалуется, предъявил свое требование или его требование уже включено в реестр;
— на момент принятия решения в пользу этого кредитора у должника была задолженность перед новым кредитором, но его не привлекли к участию в деле.
Данные условия подтверждаются анализом правовых норм и судебной практики.
Так, о моменте возникновения права на оспаривание судебных актов иных кредиторов, как уже было сказано выше, речь идет в определении Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 21.08.18 № 5-КГ18-122, определении Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 27.02.19 № 305-ЭС18-19058, определениях ВС РФ от 25.12.17 № 302-ЭС15-5452(5), от 16.01.19 № 305-ЭС18-19058, постановлениях Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 17.03.14 по делу № А19-6049/2011, Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 21.06.17 по делу № А70-6738/2016.
По смыслу разъяснений, изложенных в пункте 24 постановления Пленума ВАС РФ № 35, необходимым условием реализации конкурсными кредиторами права на обжалование судебного акта, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование, является не только заявление ими о нарушении их прав и законных интересов таким судебным актом, но и представление ими доказательств того, что оспариваемый судебный акт необоснован по причине недостоверности доказательств либо ничтожности сделки. Данный вывод подтверждается судебной практикой, например постановлением Арбитражного суда Московского округа от 18.10.17 по делу № А40-100361/2016.

***Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 25.06.18 по делу № А40-80769/2015 оставлена без удовлетворения жалоба на судебный акт по делу о взыскании долга и неустойки, поскольку установлено, что права и законные интересы общества (конкурсного кредитора в рамках иного дела о банкротстве) данным судебным актом не нарушены, кроме того, доводы общества о том, что стороны по существу спора действовали исключительно с целью наращивания кредиторской задолженности, основаны на предположениях, без наличия каких-либо доказательств.

***Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 14.05.18 по делу № А40-155751/2016 отказано в удовлетворении жалобы, поданной заявителем как конкурсным кредитором ответчика, на вступившее в законную силу решение суда, которым с ответчика взыскана задолженность по договору оказания юридических услуг, так как права и законные интересы заявителя обжалуемым решением суда не нарушены, доводов о фиктивности, мнимости, ничтожности заключенного договора об оказании услуг заявителем не приведено, доказательства в подтверждение данных доводов в материалы дела не представлены, а договор, заключенный между истцом и ответчиком, не обладает признаками мнимости и направ- ленности на создание искусственной задолженности (определением ВС РФ от 10.09.18 № 305-ЭС18-13062 отказано в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для пересмотра в порядке кассационного производства данного постановления).

***В постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 16.09.19 по делу № А76-19838/2018 отмечено, что безвозмездными спорные договоры не являются, их условия предусматривают встречное предоставление, также они не могут быть признаны мнимыми, поскольку сторонами совершены действия, направленные на исполнение сделок, сама по себе аффилированность сторон договоров цессии при доказанности реальности долга на права кредиторов в деле о банкротстве покупателя не влияет.

Рассмотрим подробнее, что же следует писать в жалобе на ≪чужой≫ судебный акт для эффективной защиты своих прав кредитора.
В условиях конкуренции кредиторов за распределение конкурсной массы кредитор не может быть лишен возможности воспрепятствовать ее неправомерному распределению в целях защиты своих имущественных прав и интересов. При этом кредитору следует указать на обстоятельства, опровергающие выводы суда о наличии у должника задолженности перед иным кредитором, требовании которого обжалуется.
В жалобе стоит обратить внимание суда:
1) на необходимость исследования дополнительных доказательств. Так, одно из дел передано на новое рассмотрение, поскольку необходимо установить наличие (отсутствие) возможности у поставщика поставить товар в том количестве и ассортименте, который заявлен в договоре, определить экономические цели поставщика, связанные с заключением договора, выяснить, каким образом израсходованы полученные денежные средства, проверить наличие/отсутствие отражения кредиторской (дебиторской) задолженности в бухгалтерской документации покупателя и поставщика (постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 06.11.19 по делу № А15-1498/2018);
2) пассивную процессуальную позицию ответчика-должника, которая позволяет усомниться в действительности взыскиваемой задолженности с учетом возбуждения в отношении него производства по делу о банкротстве (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 05.04.18 по делу № А27-25322/2015);
3) подачу иска связанным с должником кредитором в преддверии банкротства в совокупности с признанием исковых требований должником или заключением мирового соглашения (постановление Арбитражного суда Центрального округа от 14.04.15 по делу № А14-11128/13);
4) согласованность позиций истца и ответчика, их фактическую аффилированность (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 21.02.20 по делу № А50-40718/2018);
5) подачу иска по требованию с истекшим сроком давности (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 04.03.15 по делу № А57-8468/2013, определением ВС РФ от 29.05.15 № 306-ЭС15-4808 отказано в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для пересмотра в порядке кассационного производства данного постановления);
6) признание иска при минимальных доказательствах со стороны
истца-кредитора. Например, одно из дел направлено на новое рассмотрение, поскольку экономический спор, возникший из правоотношений, связанных с оборотом векселей, был разрешен судом в пользу истца на основании признания ответчиком иска, тогда как материалы дела не содержат доказательства реального оборота спорных векселей, выпущенных третьим лицом, а также каких-либо расчетов между сторонами. Суд кассационной инстанции указал, что спор, возникший из внешнеэкономической сделки, содержащий иностранные элементы (стороны упомянутых договоров, векселя иностранного лица), даже в отсутствие возражений со стороны ответчика должен быть рассмотрен с учетом положений части 3 статьи 1 и статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, законодательства об обороте векселей, а также положений статей 14, 71 и главы 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 20.11.17 по делу № А21-4050/2015, определением ВС РФ от 12.03.18 № 307-ЭС18-512 отказано в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для пересмотра в порядке кассационного производства данного постановления).
Обращаем внимание, что само по себе обстоятельство признания иска не свидетельствует о фактическом отсутствии отношений, из которых возникла задолженность, заявленная истцом, а также о создании сторонами только видимости этих отношений и, как следствие, фиктивности соответствующих сделок и наличии у них цели создания искусственной задолженности (причинения вреда кредиторам) для оказания влияния на процедуру банкротства ответчика, если истец по предложению суда представил дополнительные документы в подтверждение фактического наличия этих отношений (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 27.11.19 по делу № А56-93456/2018).
В постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 16.05.19 по делу № А56-46106/2017 указано: ≪Волевые акты, перечисленные в пункте 1 статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, включая право ответчика признать иск, по своей правовой природе являются распорядительными действиями участников процесса. Такие процессуальные действия адресованы суду, не являются сделками по смыслу статьи 153 Гражданского кодекса Российской Федерации, не подлежат оспариванию в порядке, предусмотренном главой III.1 Закона о банкротстве, и не могут быть признаны недействительными на основании норм о недействительности гражданско-правовых сделок, в том числе и по мотивам злоупотребления правом≫.
Каков порядок рассмотрения жалоб, поданных кредиторами в порядке пункта 24 постановления Пленума ВАС РФ № 35?
Ответ на этот вопрос можно найти в Рекомендациях научно-консультативного совета при Арбитражном суде Восточно-Сибирского округа от 17.05.18 (г. Улан-Удэ), в пункте 1 которых сказано: ≪При обращении с апелляционной жалобой конкурсного кредитора в порядке пункта 24 постановления Пленума ВАС РФ № 35 в случае, если в рамках спора имеется только принятое по делу решение, его обжалование происходит в общем порядке и суд выносит постановление по существу спора.
В случае же, когда решение было предметом пересмотра в суде апелляционной инстанции и в рамках спора имеется принятое по делу постановление, жалобу такого лица следует рассматривать применительно к правилам рассмотрения заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам.
При этом если в результате проверки доводов суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что права и законные интересы кредитора не нарушены, то он выносит определение об отказе в удовлетворении жалобы.
Если же суд апелляционной инстанции посчитает доводы кредитора свидетельствующими о нарушении его прав и законных интересов, то он выносит новое постановление об отмене ранее принятого постановления и осуществляет пересмотр дела в апелляционном порядке с учетом доводов всех апелляционных жалоб≫.
Арбитражный суд Московского округа в постановлении от 18.10.17 по делу № А40-100361/2016 указал, что, поскольку обжалуемый судебный акт затрагивает права и законные интересы других лиц не непосредственно, а косвенно, не указывая о них напрямую, жалоба на такой судебный акт рассматривается по правилам о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам.

Дополнительно отметим, что как при заявлении возражений против необоснованного требования, так и при обжаловании судебного акта ≪недружественного≫ кредитора можно высказать существенные сомнения в действительности сделки такого кредитора.
Следует обратить внимание на позицию, выраженную Судебной коллегией по экономическим спорам ВС РФ в определении от 11.09.17 № 301-ЭС17-4784 (пункт 20 Обзора судебной практики ВС РФ № 5 (2017), утвержденного Президиумом ВС РФ 27 декабря 2017 года).

***Если конкурсный кредитор обосновал существенные сомнения, подтверждающие наличие признаков мнимости у сделки, совершенной должником и другим конкурсным кредитором, на последних возлагается бремя доказывания действительности сделки.
Судебная коллегия отменила судебные акты трех инстанций и направила дело на новое рассмотрение, поскольку суды не исследовали доказательства и доводы другого конкурсного кредитора фирмы о том, что договор является мнимой сделкой, направленной на создание фиктивной задолженности фирмы перед обществом.
Выводы судебных актов по существу рассмотренного спора должны основываться на анализе доказательств, представленных сторонами, и содержать, помимо прочего, мотивы, по которым отвергнуты доказательства, а также отклонены доводы лиц, участвующих в деле (пункт 4 статьи 15, статья 71, пункты 2, 4 статьи 169, пункт 2 статьи 271, пункт 2 статьи 289 АПК РФ).
Как правило, для установления обстоятельств, подтверждающих позицию истца или ответчика, достаточно совокупности доказательств (документов), обычной для хозяйственных операций, лежащих в основе спора. Однако в условиях банкротства ответчика и конкуренции его кредиторов интересы должника-банкрота и аффилированного с ним кредитора (≪дружественного≫ кредитора) в судебном споре могут совпадать в ущерб интересам прочих кредиторов. Для создания видимости долга в суд могут быть представлены внешне безупречные доказательства исполнения по существу фиктивной сделки. Сокрытие действительного смысла сделки находится в интересах обеих ее сторон. Реальной целью сторон сделки может быть, например, искусственное создание задолженности должника-банкрота для последующего распределения конкурсной массы в пользу ≪дружественного≫ кредитора.
Стороны мнимой сделки могут осуществить для вида ее формальное исполнение (пункт 86 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.15 № 25 ≪О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации≫). Для предотвращения необоснованных требований к должнику и, как следствие, нарушений прав его кредиторов к доказыванию обстоятельств, связанных с возникновением задолженности должника-банкрота, предъявляются повышенные требования (пункт 26 постановления Пленума ВАС РФ № 35, пункт 13 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, утвержденного Президиумом ВС РФ 20 декабря 2016 года). Это правило применяется для требований по текущим обязательствам.
Следовательно, во избежание нарушения прав кредиторов фирмы все обстоятельства сделок с ней как с банкротом подлежали судебному исследованию, тем более что на пороки договоров (в том числе на их мнимость) указывал как ответчик, так и конкурирующий кредитор.
Установление наличия внутригрупповых отношений между сторонами сделки и, как следствие, общности хозяйственных интересов участников спорных отношений, о котором заявлял конкурирующий кредитор, позволит дать надлежащую оценку добросовестности действий фирмы и общества.
Следует учесть, что конкурирующий кредитор не является стороной сделки, в силу чего объективно ограничен в возможности доказывания необоснованности требования другого кредитора. Поэтому предъявление к конкурирующему кредитору высокого стандарта доказывания привело бы к неравенству таких кредиторов. В данном случае достаточно подтвердить существенность сомнений в наличии долга. Напротив, стороны сделки не лишены возможности представить в суд как прямые, так и косвенные доказательства, опровергающие сомнения в реальности ее исполнения. Таким образом, при наличии убедительных доводов и доказательств невозможности хранения бремя доказывания обратного возлагается в данном споре на истца и ответчика.
Обращаем внимание, что механизмы, изложенные в настоящем разделе, не зависят от количества голосов кредитора или размера его требования.

§ Защита/формирование конкурсной массы

ПРАВОВЫЕ МЕХАНИЗМЫ:
1) обжалование сделок;
2) привлечение к субсидиарной ответственности и (или) взыскание убытков с контролирующих должника лиц;
3) содействие арбитражному управляющему (предоставление информации, оценка активов).

ОБЖАЛОВАНИЕ СДЕЛОК
Право на оспаривание сделки имеют как отдельный кредитор, так и множество кредиторов, если общий размер их требований (или требования одного кредитора) составляет более десяти процентов от размера требований, включенных в реестр требований кредиторов должника.
Положения Закона о банкротстве, предусматривающие право оспаривания сделок должника конкурсными кредиторами, обладающими относительно небольшим размером требований к должнику, направлены на самостоятельную защиту ими своих законных интересов, в том числе в случае недобросовестного поведения конкурсного управляющего, уклоняющегося от совершения таких действий.
При этом установленный Законом о банкротстве десятипроцентный порог служит лишь ограничением для чрезмерного и несогласованного оспаривания сделок по заявлениям миноритарных кредиторов, что может нарушить баланс интересов участвующих в деле о банкротстве лиц, привести к затягиванию процедуры банкротства и увеличению текущих расходов.
Возможность соединения требований нескольких кредиторов для достижения общих целей (признания незаконной сделки должника недействительной, пополнения конкурсной массы, максимального пропорционального погашения требований всех кредиторов) отвечает целям конкурсного производства и способствует эффективному восстановлению их нарушенных прав.
Иной подход в подобной ситуации противоречит законодательному регулированию соответствующих правоотношений и ограничивает права добросовестных участников дела о банкротстве на судебную защиту.
Сформированная по данному вопросу практика: определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 10.05.16 № 304-ЭС15-17156; постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 21.07.16 по делу № А05-13444/2014, определением ВС РФ от 16.11.16 № 307-ЭС16-15133 в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ отказано.
Разновидности недействительных сделок при банкротстве:
— сделка при неравноценном встречном исполнении;
— сделка, совершенная с целью причинения вреда;
— сделка, совершенная с предпочтением.
Далее мы кратко рассмотрим условия оспаривания названных категорий сделок.
Условия оспаривания сделки при неравноценном встречном исполнении:
— сделка совершена в течение года до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления;
— цена (условия) сделки существенно в худшую для должника сторону отличается от цены (условий) для подобного рода сделок;
— не требуется, чтобы сделка уже была исполнена обеими или одной из ее сторон.
Условия оспаривания сделки, совершенной с целью причинения вреда:
— сделка совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления;
— сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов.
Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия:
а) на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества, или сделка привела к недостаточности имущества или неплатежеспособности;
б) имеется хотя бы одно из обстоятельств:
• сделка совершена безвозмездно;
• сделка совершена в отношении заинтересованного лица;
• сделка направлена на выплату (выдел) доли (пая) учредителю (участнику) в связи с выходом из состава учредителей (участников);
• стоимость переданного по сделке составляет двадцать и более процентов балансовой стоимости (для кредитной организации — десять и более процентов);
• должник изменил место жительства (место нахождения) без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения;
• должник скрыл свое имущество;
• должник уничтожил или исказил правоустанавливающие документы, документы бухгалтерской и (или) иной отчетности;
— в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов, а именно: стоимость имущества или размер уменьшился, и (или) размер имущественных требований к должнику увеличился;
— другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки. Предполагается, что другая сторона знала о такой цели, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала (должна была знать) об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.
Условия оспаривания сделки, совершенной с предпочтением:
— в отношении сделки, совершенной в течение одного месяца до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления, достаточно доказать одно любое из условий, указанных в пункте 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве;
— в отношении сделки, совершенной должником не ранее чем за шесть месяцев и не позднее чем за один месяц до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом:
а) сделка направлена на обеспечение обязательства, возникшего до совершения оспариваемой сделки;
б) сделка привела или может привести к изменению очередности;
в) иные условия пункта 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве.
Кроме того, должно быть установлено, что кредитору было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества (предполагается, что кредитор знал, если не доказано иное).
По поводу оспаривания иных отдельных видов сделок следует отметить, что:
— сделки, совершаемые на организованных торгах, а также действия, направленные на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих из таких сделок, не могут быть оспорены на основании статей 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве;
— сделки, совершаемые в обычной хозяйственной деятельности, не могут быть оспорены на основании пункта 1 статьи 61.2 и статьи 61.3 Закона о банкротстве, если цена имущества или размер обязательств не превышают один процент стоимости активов должника;
— сделки, связанные с исполнением денежных обязательств, вытекающих из кредита или уплаты обязательных платежей, не могут быть оспорены на основании статьи 61.3 Закона о банкротстве, если должник не имел к моменту исполнения известных кредитору/уполномоченному органу денежных обязательств перед иными конкурсными кредиторами, срок исполнения которых наступил, а исполнение обязательств не отличалось по срокам и размеру.
Последствия для восстановленных требований:
— в отношении сделок, оспоренных на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве (сделка, совершенная с целью причинения вреда) и пункта 3 статьи 61.3 Закона о банкротстве (сделка с предпочтением, совершенная не ранее чем за шесть месяцев и не позднее чем за один месяц до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом):
а) требование может быть предъявлено только после возврата должнику имущества или его стоимости (если они были получены по сделке);
б) требование включается ≪за реестр≫ и не предоставляет права голоса;
— в отношении сделок, оспоренных на основании пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве (сделка при неравноценном встречном исполнении) и пункта 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве (сделка с предпочтением, совершенная не ранее чем за один месяц до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом):
а) требование может быть предъявлено только после возврата должнику имущества или его стоимости (если они были получены по сделке);
б) требование включается в реестр и предоставляет право голоса;
в) для целей включения в реестр (два месяца) сроки начинают течь с момента вступления в законную силу судебного акта о признании сделки недействительной.

Кратко обратим внимание на судебную практику, посвященную оспариванию сделок:
— не может быть оспорена сделка по списанию денежных средств судебным приставом-исполнителем, если деньги изначаль- но не принадлежали должнику (определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 27.09.16 по делу № А56-75750/2015);
— оспорена цепочка взаимосвязанных сделок, совершенных со злоупотреблением правом (определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 31.10.17 по делу № А56-16439/2015);
— оспорена сделка с неравноценным встречным исполнением (определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 07.08.17 № 310-ЭС17-4012);
— в оспаривании алиментного соглашения отказано, поскольку алиментные обязательства имеют приоритет перед иными требованиями (определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 27.10.17 № 310-ЭС17-9405(1,2));
— оспорен зачет между аффилированными лицами (определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 12.02.18 № 305-ЭС17-11710(3));
— оспорена сделка по выходу из состава участников общества (определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 25.01.18 № 301-ЭС17-13352);
— зачет аванса не является зачетом однородных обязательств (определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 29.01.18 № 304-ЭС17-14946);
— при оспаривании сделок нужно доказать наличие признаков объективного банкротства (определение ВС РФ от 12.10.18 № 307-ЭС18-15515);
— недоказанность неплатежеспособности как одной из презумпций не может быть основанием для отказа в оспаривании сделки (определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 30.05.19 № 305-ЭС19-924(1,2));
— оспорена сделка во вновь возбужденном деле о банкротстве, при этом период подозрительности применен исходя из даты возбуждения предшествующего дела о банкротстве (определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 31.01.20 № 305-ЭС19-18631(1,2)).

ПРИВЛЕЧЕНИЕ К СУБСИДИАРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ И (ИЛИ)
ВЗЫСКАНИЕ УБЫТКОВ С КОНТРОЛИРУЮЩИХ ДОЛЖНИКА ЛИЦ

Часто целенаправленные действия (бездействие) руководителя (органов управления, управляющей организации должника) и (или) основного учредителя (участника, акционера) приводят к банкротству юридического лица. Поэтому актуальным является вопрос имущественной ответственности указанных лиц.
Порядок привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности и взыскания с них убытков регламентирован главой III.2 Закона о банкротстве, заменившей ранее действовавшую статью 10 названного закона.
Глава III.2 Закона о банкротстве упорядочивает и детализирует ранее действовавшие принципы ответственности без кардинальных изменений в модели правового регулирования. В связи с многочисленными спорными ситуациями и вопросами применения данной главы Пленумом ВС РФ было принято постановление от 21.12.17 № 53 ≪О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве≫, в котором даны разъяснения, касающиеся привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц.
Контролирующее должника лицо (статья 61.10 Закона о банкротстве) — это физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника.
Возможность определять действия может достигаться:
— родством, должностным положением;
— наличием полномочий;
— замещением должности руководителя;
— иным образом, в том числе принуждением.
Предполагается, что лицо является контролирующим, если оно:
— являлось руководителем должника или управляющей организации должника;
— имело право самостоятельно либо совместно с заинтересованными лицами распоряжаться пятьюдесятью и более процентами голосующих акций акционерного общества / более чем половиной долей уставного капитала общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью;
— извлекало выгоду из незаконного или недобросовестного поведения лиц, указанных в пункте 1 статьи 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Суд может признать лицо контролирующим должника и по иным основаниям.

Основания для привлечения к субсидиарной ответственности:
1. Невозможность погасить требования, включенные в реестр, вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица (статья 61.11 Закона о банкротстве):
— причинен ущерб в результате совершения сделок, в том числе по статьям 61.2, 61.3 Закона о банкротстве (даже если нет судебного акта об оспаривании сделки);
— отсутствуют документы бухгалтерского учета, или информация в них искажена;
— в реестр требований кредиторов включены требования, вытекающие из административной/уголовной ответственности или из налоговых правонарушений, составляющие более пятидесяти процентов общего размера требований кредиторов (при наличии судебного акта);
— отсутствуют (или искажены) документы, хранение которых являлось обязательным в соответствии с Федеральными законами от 26.12.95 № 208-ФЗ ≪Об акционерных обществах≫, от 08.02.98 № 14-ФЗ ≪Об обществах с ограниченной ответственностью≫, от 22.04.96 № 39-ФЗ ≪О рынке ценных бумаг≫, от 29.11.01 № 156-ФЗ ≪Об инвестиционных фондах≫, от 14.11.02 № 161-ФЗ ≪О государственных и муниципальных унитарных предприятиях≫;
— на дату возбуждения дела о банкротстве не внесены (или искажены) подлежащие в соответствии с федеральными законами обязательному внесению в Единый государственный реестр юридических лиц или Единый федеральный реестр сведений о банкротстве сведения о деятельности юридических лиц.
Субсидиарная ответственность также наступает, если:
— невозможность погашения требований кредиторов наступила вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица, однако производство по делу о банкротстве прекращено;
— должник стал отвечать признакам неплатежеспособности не вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица, однако после этого оно совершило действия и (или) бездействие, существенно ухудшившие финансовое положение должника.
2. Неподача (несвоевременная подача) заявления должника (статья 61.12 Закона о банкротстве).
Данная ответственность наступает в том числе для лиц, на которых возложена обязанность по созыву заседания для принятия решения о подаче заявления должника (статья 9 Закона о банкротстве — акционеры, участники).
Размер ответственности равен размеру обязательств должника, возникших после истечения срока, предусмотренного пунктами 2–4 статьи 9 Закона о банкротстве.
3. Причинение убытков вследствие нарушения законодательства о банкротстве (статья 61.13 Закона о банкротстве).
Субсидиарная ответственность наступает в случае:
— нарушения требований федерального закона;
— если заявление должника подано должником в арбитражный суд при наличии у должника возможности удовлетворить требования кредиторов в полном объеме, либо должник не принял меры по оспариванию необоснованных требований заявителя или предъявленных кредиторами требований в деле о банкротстве;
— если должник не оспорил необоснованные требования кредиторов, предъявленные до или после возбуждения дела о банкротстве, вне производства по делу о банкротстве.

Некоторые особенности привлечения контролирующих должника лиц к ответственности:
1. Заявление о привлечении к субсидиарной ответственности может быть подано любым лицом, участвующим в деле о банкротстве, с учетом особенностей статьи 61.14 Закона о банкротстве.
2. Срок давности для подачи — три года со дня, когда лицо, имеющее право на подачу такого заявления, узнало или должно было узнать о наличии соответствующих оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом (прекращения производства по делу о банкротстве либо возврата уполномоченному органу заявления о признании должника банкротом) и не позднее десяти лет со дня, когда имели место действия и (или) бездействие, являющиеся основанием для привлечения к ответственности. Срок может быть восстановлен.
3. Заявление может быть подано только в рамках дела о банкротстве.
4. Заявление может быть подано после завершения/прекращения дела о банкротстве.
5. Возможно заключение и утверждение соглашения при рассмотрении заявления о привлечении к ответственности.
6. Заявление о привлечении к ответственности может быть подано в ходе любой процедуры, применяемой в деле о банкротстве.

Привлечение к субсидиарной ответственности вне процедуры банкротства:
1. Правом на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности по основанию, предусмотренному статьей 61.11 Закона о банкротстве, после завершения конкурсного производства или прекращения производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, обладают кредиторы по текущим обязательствам, кредиторы, чьи требования были включены в реестр требований кредиторов, и кредиторы, чьи требования были признаны обоснованными, но подлежащими погашению после требований, включенных в реестр требований кредиторов, а также заявитель по делу о банкротстве в случае прекращения производства по делу о банкротстве по указанному ранее основанию до введения процедуры, применяемой в деле о банкротстве, либо уполномоченный орган в случае возвращения заявления о признании должника банкротом (пункт 3 статьи 61.14 Закона о банкротстве).
2. Правом на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности по основанию, предусмотренному статьей 61.12 Закона о банкротстве, после завершения конкурсного производства или прекращения производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, или возврата уполномоченному органу заявления о признании должника банкротом обладают конкурсные кредиторы, работники либо бывшие работники должника или уполномоченные органы, долги перед которыми возникли после неисполнения соответствующей обязанности (пункт 4 статьи 61.14 Закона о банкротстве).
3. Заявление о привлечении к субсидиарной ответственности может быть подано также не позднее трех лет со дня завершения конкурсного производства в случае, если лицо, имеющее право на подачу такого заявления, узнало или должно было узнать о наличии соответствующего основания для привлечения к субсидиарной ответственности после завершения конкурсного производства, но не позднее десяти лет со дня, когда имели место действия и (или) бездействие, являющиеся основанием для привлечения к ответственности, если аналогичное требование по тем же основаниям и к тем же лицам не было предъявлено и рассмотрено в деле о банкротстве (пункт 6 статьи 61.14 Закона о банкротстве).

Процессуальные особенности рассмотрения заявления о привлечении к субсидиарной ответственности в деле о банкротстве (статьи 61.16, 61.17 Закона о банкротстве):
1. Если в отношении лица, привлекаемого к ответственности, возбуждено дело о банкротстве, при рассмотрении заявления могут участвовать его кредиторы.
2. Если при рассмотрении заявления о привлечении к субсидиарной ответственности по основанию, предусмотренному статьей 61.11 Закона о банкротстве, невозможно определить размер субсидиарной ответственности, суд должен дать правовую оценку всех имеющих значение для привлечения к субсидиарной ответственности фактов и приостановить рассмотрение заявления до проведения расчетов с целью дальнейшего определения размера.
3. Вопрос об определении размера субсидиарной ответственности и отчет арбитражного управляющего о результатах проведения процедуры, примененной в деле о банкротстве, рассматриваются в одном судебном заседании.
4. Кредиторы вправе направить арбитражному управляющему заявление о выборе одного из следующих способов распоряжения правом требования о привлечении к субсидиарной ответственности: взыскание задолженности по этому требованию в рамках процедуры, применяемой в деле о банкротстве, продажа этого требования или уступка кредитору пропорциональной части этого требования.
При этом в отношении выбравших уступку кредиторов производится процессуальная замена.
В отношении остальных кредиторов производится тот способ, который выбран большинством, а голоса заинтересованных кредиторов к должнику и (или) привлекаемому лицу не учитываются.

Обратим внимание на некоторые примеры судебной практики, посвященной привлечению к субсидиарной ответственности и взысканию убытков:
— постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.02.18 по делу № А53-4511/2016 (отказано в привлечении к субсидиарной ответственности за неподачу заявления о банкротстве, так как не было объективного банкротства);
— постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 06.03.18 по делу № А51-29520/2016 (суд переквалифицировал субсидиарную ответственность в гражданско-правовую ответственность в виде взыскания убытков);
— постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.03.18 по делу № А56-22893/2016 (привлечение к субсидиарной ответственности за непередачу документов);
— постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 30.01.18 по делу № А29-16818/2017 (отменено определение об отказе в принятии заявления о привлечении к субсидиарной ответственности после прекращения производства по делу о банкротстве);
— постановление Арбитражного суда Уральского округа от 13.03.18 по делу № А47-6554/2016 (привлечение к субсидиарной ответственности за совершение подозрительных сделок);
— определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 29.03.18 № 306-ЭС17-13670(3) (отказ в привлечении к субсидиарной ответственности мотивирован тем, что нельзя руководствоваться только бухгалтерской отчетностью);
— определение Арбитражного суда Кемеровской области от 22.08.18 по делу № А27-13275/2015 (правила о выборе способа реализации права требования о привлечении к субсидиарной ответственности распространяются и на требования о взыскании убытков);
— решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 06.03.19 по делу № А56-103302/2018 (взысканы убытки вне рамок дела о банкротстве с директора юридического лица, исключенного из Единого государственного реестра юридических лиц);
— постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.01.19 по делу № А56-37118/2016 (привлечение к субсидиарной ответственности реального бенефициара по свидетельским показаниям);
— постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.01.19 по делу № А56-35411/2016 (привлечение к субсидиарной ответственности за неподачу заявления должника о признании банкротом);
— определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 28.03.19 № 305-ЭС18-17629(2) (установление конечного бенефициара по косвенным доказательствам);
— определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 05.03.19 № 305-ЭС18-15540 (судебные акты об отказе в привлечении к субсидиарной ответственности направлены на новое рассмотрение: установлено предоставление контролирующим должника лицом недостоверных сведений при получении кредита);
— постановление Арбитражного суда Московского округа от 01.08.19 по делу № А40-41171/16 (привлечение к субсидиарной ответственности главного бухгалтера).

СОДЕЙСТВИЕ АРБИТРАЖНОМУ УПРАВЛЯЮЩЕМУ (ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ, ОЦЕНКА АКТИВОВ)
Часто на практике мы сталкиваемся с ситуацией, когда недобросовестный должник не предоставляет арбитражному управляющему необходимую для осуществления его полномочий информацию. При этом в государственных регистрирующих органах сведения об имуществе должников могут содержаться в усеченном виде либо вовсе отсутствовать. Например, применительно к сведениям о гражданах у финансового управляющего могут возникнуть сложности в получении необходимой информации* (*Более подробно о данной проблеме см.: Кудинова М. С. Актуальные аспекты процедуры банкротства граждан // Имущественные отношения в Российской Федерации 2019. № 1. С. 66–78.).
Такая ситуация не может не отражаться на проведении ключевых мероприятий в деле о банкротстве — выявлении, инвентаризации имущества должника, оспаривании сделок, что в итоге приводит к некачественному формированию конкурсной массы.
Во избежание негативных последствий в делах о банкротстве как должнику, так и кредиторам (при наличии возможности) необходимо работать совместно с арбитражным управляющим: своевременно предоставлять максимально полную информацию о составе своего имущества и обязательствах, а управляющему в свою очередь — избегать формализма при осуществлении полномочий по сбору сведений об имуществе должника и отчитываться перед кредиторами о проделанной работе.
Конкурсным кредиторам следует активно участвовать в деле о банкротстве, взаимодействовать с арбитражным управляющим путем ведения с ним официальной переписки, предоставлять ему известные сведения о деятельности должника, о его имуществе. В конце концов, предоставленная информация может помочь арбитражному управляющему сформировать конкурсную массу в целях максимального удовлетворения требований кредиторов.
Кроме того, в случае пассивного поведения арбитражного управляющего и игнорирования им писем и запросов это может быть подспорьем в следующем предлагаемом направлении действий — подаче жалобы на действия (бездействие) управляющего.

§ Обжалование действий арбитражного управляющего

ПРАВОВЫЕ МЕХАНИЗМЫ:
1) признание действий (бездействия) арбитражного управляющего незаконными;
2) отстранение арбитражного управляющего;
3) взыскание убытков с арбитражного управляющего;
4) привлечение арбитражного управляющего к административной ответственности;
5) привлечение арбитражного управляющего к уголовной ответственности.

Арбитражный (временный, конкурсный, административный, внешний, финансовый) управляющий является ключевой фигурой любого дела о банкротстве. На управляющего законодательством возложен обширный круг обязанностей, надлежащее исполнение которых приведет к конечной цели — удовлетворению требований кредиторов.
Основные обязанности арбитражного управляющего:
— принятие мер по защите имущества должника;
— проведение анализа финансового состояния должника;
— выявление признаков преднамеренного или фиктивного банкротства должника;
— выявление подозрительных сделок должника;
— ведение реестра требований кредиторов должника;
— предоставление информации собранию кредиторов о ходе процедуры банкротства и проведенных мероприятиях;
— разумное и обоснованное осуществление расходов, связанных с исполнением возложенных на него обязанностей;
— принятие мер, направленных на формирование конкурсной массы (выявление и взыскание дебиторской задолженности, оспаривание сделок, привлечение к субсидиарной ответственности, взыскание убытков);
— проведение расчетов с кредиторами в порядке, установленном законодательством.

Все предусмотренные законодательством обязанности арбитражного управляющего объединяет одна основная обязанность: при проведении процедур, применяемых в деле о банкротстве, арбитражный управляющий должен действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества (пункт 4 статьи 20.3 Закона о банкротстве).
Виды ответственности арбитражного управляющего:
— признание его действий (бездействия) незаконными (пункт 3 статьи 60 Закона о банкротстве);
— отстранение от исполнения возложенных на него обязанностей (пункт 1 статьи 20.4 Закона о банкротстве);
— взыскание убытков (пункт 4 статьи 20.4 Закона о банкротстве);
— административная ответственность в виде штрафа или дисквалификации (части 3 и 3.1 статьи 14.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях; далее — КоАП РФ);
— уголовная ответственность (статья 195 Уголовного кодекса Российской Федерации).

ПРИЗНАНИЕ ДЕЙСТВИЙ (БЕЗДЕЙСТВИЯ) АРБИТРАЖНОГО УПРАВЛЯЮЩЕГО НЕЗАКОННЫМИ
Данный механизм является основным, поскольку положительный судебный акт будет иметь преюдициальное значение для заявления об отстранении управляющего, а также служить подспорьем для взыскания с него убытков.
С жалобой на действия арбитражного управляющего можно обратиться:
— в арбитражный суд в рамках дела о банкротстве (статья 60 Закона о банкротстве);
— в саморегулируемую организацию арбитражных управляющих, членом которой он является (если в ходе проведения проверки деятельности арбитражного управляющего будут выявлены факты ненадлежащего исполнения им своих обязанностей, саморегулируемая организация может привлечь его к дисциплинарной ответственности в виде объявления замечания, выговора, наложения штрафа либо исключения из числа своих членов);
— в Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии (Росреестр) (в случае выявления фактов ненадлежащего исполнения арбитражным управляющим своих обязанностей будет составлен административный протокол, который Управление Росреестра направит в арбитражный суд для возбуждения вне рамок дела о банкротстве административного производства).
Наиболее частыми основаниями для обращения в суд с жалобами на действия арбитражного управляющего являются нарушение им очередности погашения требований кредиторов, непринятие им мер по обжалованию сделок должника, непроведение или ненадлежащее проведение анализа финансового состояния должника, непроведение собраний кредиторов должника и прочее.
Примерами рассмотрения подобных жалоб являются следующие судебные акты:
— определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 24.05.16 по делу № А56-3875/2015 (признаны незаконными действия арбитражного управляющего, несмотря на исправление нарушений к дате заседания по рассмотрению жалобы);
— определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 12.02.20 по делу № А56-4456/2017/ж11 (непринятие мер по взысканию дебиторской задолженности).
Анализ судебной практики показывает, что в случае обращения в суд с жалобой на действия арбитражного управляющего в порядке статьи 60 Закона о банкротстве не каждая такая жалоба удовлетворяется.

*** Например, Арбитражный суд Уральского округа в постановлении от 19.11.18 по делу № А07-19259/2014, давая правовую оценку одному из эпизодов, указал, что оспариваемые действия арбитражного управляющего не повлекли нарушения прав и законных интересов кредиторов на получение объективной информации о деятельности должника, поскольку данное упущение являлось устранимым и заинтересованное лицо не лишено возможности получить интересующие его сведения в отношении проводимой процедуры в более полном объеме (определением ВС РФ от 25.03.19 № 309-ЭС16-20829(7) отказано в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для пересмотра в порядке кассационного производства данного постановления).

*** Постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 22.08.18 по делу № А42-7371/2016 в удовлетворении жалобы частично отказано, так как нарушение срока проведения инвентаризации имущества должника не привело к нарушению прав и законных интересов Федеральной налоговой службы либо увеличению срока конкурсного производства.

*** Постановлением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 20.02.17 по делу № А53-12412/2012 отменено определение о признании незаконными действий конкурсного управляющего должника, выразившихся в отказе в заключении договора купли-продажи части земельного участка, поскольку избран неверный способ защиты нарушенного права.

То есть допущенные арбитражным управляющим нарушения должны затрагивать права и законные интересы кредиторов, восстановление которых без удовлетворения жалобы невозможно.
По тем же самым эпизодам нарушения прав и законных интересов кредиторов можно обратиться с жалобой в Управление Росреестра, и результат рассмотрения такой жалобы может быть совершенно иным.
Порядок привлечения арбитражного управляющего к административной ответственности определяется частями 3 и 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ.
Названные нормы КоАП РФ, являясь отсылочными, могут быть применены при неисполнении арбитражным управляющим различных обязанностей в деле о банкротстве.
Согласно абзацу седьмому пункта 3 статьи 29 Закона о банкротстве орган по контролю (надзору) возбуждает дело об административном правонарушении в отношении арбитражного управляющего, саморегулируемой организации арбитражных управляющих и (или) ее должностного лица, рассматривает такое дело или направляет его для рассмотрения в арбитражный суд. Согласно статье 29 Закона о банкротстве регулирующему органу предоставлено право обращаться в арбитражный суд с заявлением о дисквалификации арбитражного управляющего.
Обращаем внимание, что за повторное совершение правонарушения санкцией части 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ установлено административное наказание только в виде дисквалификации должностных лиц на срок от шести месяцев до трех лет, при этом возможность назначения наказания в виде административного штрафа данной нормой не предусмотрена. Таким образом, даже незначительное правонарушение (например, просрочка предусмотренной законом публикации на несколько дней) может повлечь дисквалификацию управляющего. Притом что даже минимальный срок дисквалификации является суровым наказанием, поскольку влечет для арбитражного управляющего отстранение его от всех процедур и исключение из числа членов саморегулируемой организации.
В такой ситуации единственным вариантом для арбитражного управляющего является ссылка на малозначительность правонарушения (статья 2.9 КоАП РФ).
Что касается практики привлечения арбитражных управляющих к административной ответственности, то она довольно обширна. В данном случае для удовлетворения заявления достаточно самого факта нарушения требований Закона о банкротстве (например, в части жестко установленных сроков опубликования сведений в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве). Предлагаем обратить внимание на Обзор судебной практики ≪О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении арбитражными судами дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях≫, утвержденный Президиумом ВС РФ 6 декабря 2017 года.
Приведем некоторые примеры судебных дел о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности.

*** Исходя из диспозиции части 3 статьи 14.13 КоАП РФ негативные последствия от неисполнения или ненадлежащего исполнения арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей при осуществлении процедур банкротства не являются квалифицирующими признаками состава вменяемого правонарушения и не требуют доказывания по делу (постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.01.15 по делу № А36-5060/2014).

*** Состав правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ, является формальным и влечет ответственность независимо от наступления общественно опасных последствий. Следовательно, наличие либо отсутствие последствий совершенного административного правонарушения в виде нарушения прав третьих лиц не имеет правового значения для привлечения виновного лица к административной ответственности (постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 29.10.13 по делу № А27-10008/2013).

*** Удовлетворяя требование Управления Росреестра о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности, предусмотренной частью 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ, апелляционный суд указал следующее: ≪Подлежит отклонению довод о том, что допущенные арбитражным управляющим нарушения не нарушили прав лиц, участвующих в деле, не повлекли за собой каких-либо негативных последствий для должника, конкурсных кредиторов.
Неоднократное привлечение ответчика к административной ответственности по части 3 статьи 14.13 КоАП РФ свидетельствует о том, что арбитражный управляющий регулярно допускает нарушения законодательства о банкротстве, то есть относится халатно и пренебрежительно к возложенным на него обязанностям. Последствия совершенных арбитражным управляющим правонарушений свидетельствуют о нарушении закона, а также установленного порядка осуществления банкротства, являющегося необходимым условием оздоровления экономики, защиты прав и законных интересов собственников организаций, должников и кредиторов. Указанные нарушения нельзя рассматривать в качестве формальных, процедурных проступков. Малозначительность деяния должна рассматриваться в совокупности с тем потенциалом угрозы нормальному течению правоотношений, который такое нарушение по существу содержит. Из материалов дела не следует, что нарушения со стороны ответчика мало отходят от стандартов среднего профессионального поведения и не могли бы даже создать угрозу нарушения чьих-либо прав и законных интересов в деле о банкротстве≫ (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 09.08.18 по делу № А33-31304/2017).

Обращаем внимание, что судебный акт, содержащий выводы, к которым придет суд при административной проверке деятельности управляющего, не обязателен для суда, рассматривающего жалобу на действия управляющего в порядке статьи 60 Закона о банкротстве. Равно как и наоборот: судебный акт по итогам рассмотрения жалобы на действия арбитражного управляющего не носит обязательного характера для Управления Росреестра, проверяющего деятельность управляющего.

*** Например, Арбитражный суд Волго-Вятского округа в постановлении от 07.05.19 по делу № А11-7173/2016 указал, что ≪ссылка заявителя жалобы на определение Управления Росреестра об отказе в возбуждении в отношении конкурсного управляющего Т. Дела об административном правонарушении не может быть принята во внимание, поскольку, исходя из положений статьи 69 АПК РФ, постановления административного органа не имеют для суда преюдициального значения. Кроме того, для привлечения конкурсного управляющего к административной ответственности устанавливается факт неисполнения обязанностей, возложенных на него законодательством о банкротстве, а не факт ненадлежащего или недобросовестного исполнения таких обязанностей. В рамках дела о банкротстве судом производится оценка действий (бездействия) арбитражного управляющего с точки зрения разумности и добросовестности≫ (определением ВС РФ от 05.09.19 № 301-ЭС19-14113 отказано в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для пересмотра в порядке кассационного производства данного постановления).

ОТСТРАНЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО УПРАВЛЯЮЩЕГО
Удовлетворенная жалоба на действия арбитражного управляющего, а также применение к нему наказания в виде дисквалификации являются основанием для его отстранения от исполнения обязанностей в деле о банкротстве (пункт 3 статьи 20.4, абзац второй пункта 3 статьи 65, абзац седьмой пункта 5 статьи 83, абзац третий пункта 1 статьи 98, абзац третий пункта 1 статьи 145 Закона о банкротстве).
В развитие положений Закона о банкротстве Президиумом ВАС РФ принято информационное письмо от 22.05.12 № 150 ≪Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с отстранением конкурсных управляющих≫.
Ходатайство об отстранении арбитражного управляющего можно изложить в жалобе на его действия, подаваемой в рамках дела о банкротстве.
Обратим внимание на некоторые судебные акты, посвященные вопросам отстранения арбитражного управляющего:
— определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 27.11.17 по делу № А56-30632/2015 (отстранение арбитражного управляющего за нарушение действующего законодательства);
— определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 22.03.18 № 309-ЭС15-834(3) (оставлено в силе решение собрания кредиторов об отстранении арбитражного управляющего);
— постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.05.18 по делу № А56-35241/2016/ж.1 (арбитражный управляющий отстранен за невзыскание дебиторской задолженности);
— определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 29.04.19 № 310-ЭС17-15048(2) (арбитражный управляющий отстранен за неподачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности).

ВЗЫСКАНИЕ УБЫТКОВ С АРБИТРАЖНОГО УПРАВЛЯЮЩЕГО
Признание действий или бездействия арбитражного управляющего незаконными может привести ко взысканию с него убытков (пункт 4 статьи
20.4 Закона о банкротстве).
Согласно пункту 11 информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.05.12 № 150 ≪Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с отстранением конкурсных управляющих≫ под убытками, причиненными должнику, а также его кредиторам, понимается любое уменьшение или утрата возможности увеличения конкурсной массы, которые произошли вследствие неправомерных действий (бездействия) конкурсного управляющего, при этом права должника и конкурсных кредиторов считаются нарушенными всякий раз при причинении убытков.
В силу пункта 4 статьи 20.4 Закона о банкротстве арбитражный управляющий обязан возместить должнику, кредиторам и иным лицам убытки, которые причинены в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве и факт причинения которых установлен вступившим в законную силу решением суда.
В целях толкования названных норм ВАС РФ было принято постановление Пленума от 30.07.13 № 62 ≪О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица≫.
Практика рассмотрения заявлений о взыскании с арбитражного управляющего убытков также весьма многочисленна. Мы обратим внимание на несколько судебных актов:
— постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 07.07.16 по делу № А57-13676/2012 (с арбитражного управляющего взысканы убытки в связи с пропуском срока давности оспаривания сделок);
— постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 02.04.18 по делу № А56-78655/2012 (с арбитражного управляющего взысканы убытки в виде понесенных расходов на необоснованно привлеченных специалистов);
— постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 03.04.18 по делу № А27-6658/2015 (с арбитражного управляющего взысканы убытки за непредоставление сведений).
Важно помнить: не нужно оспаривать каждое действие или бездействие арбитражного управляющего, тем самым перегружая суды лишними процессуальными документами (так называемая жалоба ради жалобы). Любое заявление должно быть обоснованным, подкрепленным надлежащими доказательствами и действительно направленным на достижение единственного результата — добросовестную и разумную работу арбитражного управляющего.
Кроме того, не стоит забывать, что, помимо отказа в удовлетворении необоснованной жалобы, суд может взыскать с проигравшего кредитора в пользу арбитражного управляющего судебные расходы, связанные с ведением процесса по защите его прав и интересов.

§ Изучение финансового анализа и заключения о наличии/отсутствии признаков преднамеренного (фиктивного) банкротства

ПРАВОВЫЕ МЕХАНИЗМЫ:
1) заявление ходатайства о проведении судебной финансово-бухгалтерской экспертизы;
2) обжалование действий арбитражного управляющего в части предоставления ненадлежащего финансового анализа и (или) заключения о преднамеренном (фиктивном) банкротстве.

Целью банкротства (как процедуры) может являться восстановление платежеспособности должника, реструктуризация задолженности либо удовлетворение требований кредиторов за счет имущества должника с его последующей ликвидацией.
Решить первую — основную задачу и обеспечить финансовое оздоровление несостоятельной организации невозможно без проведения финансового анализа. Именно поэтому Законом о банкротстве предусмотрено, что в ходе реализации судебных процедур разбирательства дела о банкротстве проведение финансового анализа является обязательным. В обязанности арбитражного управляющего в процедуре несостоятельности в числе прочего входит выявление признаков преднамеренного банкротства должника (абзац шестой пункта 2 статьи 20.3, пункт 3 статьи 189.32, подпункт 9 пункта 3 статьи 189.78, абзац четвертый пункта 8 статьи 213.9 Закона о банкротстве). Проведение качественной экспертизы для целей выявления признаков преднамеренного (фиктивного) банкротства является одним из важных инструментов защиты прав конкурсных кредиторов.
Проведение финансового анализа и составление заключения о наличии/отсутствии признаков фиктивного и преднамеренного банкротства (далее — заключение) регламентируется следующими нормативно-правовыми актами:
— постановление Правительства Российской Федерации от 25.06.03 № 367 ≪Об утверждении правил проведения арбитражным управляющим финансового анализа≫;
— постановление Правительства Российской Федерации от 27.12.04 № 855 ≪Об утверждении Временных правил проверки арбитражным управляющим наличия признаков фиктивного и преднамеренного банкротства≫;
— распоряжение Федерального управления по делам о несостоятельности (банкротстве) от 12.08.94 № 31-p ≪Об утверждении Методических положений по оценке финансового состояния предприятий и установлению неудовлетворительной структуры баланса≫;
— постановление Правительства Российской Федерации от 29.05.04 № 257 (в редакции от 21.07.17) ≪Об обеспечении интересов Российской Федерации как кредитора в деле о банкротстве и в процедурах, применяемых в деле о банкротстве≫.

Несомненным пробелом правового регулирования является тот факт, что в делах о банкротстве граждан применяются те же постановления, притом что рассчитать коэффициенты прогноза банкротства физического лица, не сдающего бухгалтерскую отчетность, невозможно.
Определенные сложности в расчете коэффициентов представляет и то, что с I квартала 2013 года отсутствует законодательная обязанность сдачи в контролирующие органы квартальных бухгалтерских форм. В ситуации, когда финансовый анализ проводится только на основании сданных в налоговый орган форм, посчитать ежеквартальное изменение коэффициентов не представляется возможным.
Финансовый анализ имеет своей целью не только оценку финансового состояния организации-должника, но и выявление его возможностей расчетов с кредиторами, покрытия судебных издержек, текущих платежей организации и выплаты вознаграждения арбитражному управляющему.
Финансовый анализ и заключение играют важнейшую роль в деле о банкротстве, поскольку они:
— являются доказательством в деле о банкротстве;
— обосновывают возможность введения той или иной процедуры в деле о банкротстве или заключения мирового соглашения;
— являются основой для составления плана внешнего управления и плана финансового оздоровления;
— дают возможность кредиторам и менеджменту оценить перспективу расчета по обязательствам;
— являются базой для привлечения менеджмента к субсидиарной ответственности и ответственности в виде взыскания убытков.
Первостепенное значение имеет качество финансового анализа и заключения, которое, к сожалению, в последнее время снижается в процедурах банкротства. Причины этого явления можно условно разделить на объективные и субъективные.
К объективным причинам некачественного финансового анализа можно отнести:
— неправомерные действия руководства должника (непредоставление информации, предоставление неполных или недостоверных сведений);
— отсутствие необходимой документации;
— ошибки в бухгалтерском и налоговом учете;
— ограниченность времени;
— специфику деятельности должника.
К субъективным причинам некачественного финансового анализа и заключения можно отнести:
— низкий профессиональный уровень исполнителя;
— предвзятость арбитражного управляющего;
— использование шаблонов, стандартного программного обеспечения;
— отсутствие финансирования привлеченных специалистов.
В данной статье мы не будем подробно рассматривать каждый из вышеназванных аспектов. Применительно к нашей теме отметим, что кредитор в целях защиты своих прав и законных интересов может нивелировать некоторые факторы, влияющие на качество финансового анализа и заключения.
Например, обладая информацией, которая может быть использована при подготовке соответствующего заключения, предоставить ее арбитражному управляющему. При наличии возможности — профинансировать привлеченного специалиста для подготовки финансового анализа и заключения.
Кроме того, у конкурсного кредитора имеются следующие правовые механизмы для защиты его прав и законных интересов:
— обращение в арбитражный суд с ходатайством о назначении экспертизы в целях выявления признаков преднамеренного или фиктивного банкротства (пункт 2 статьи 34 Закона о банкротстве);
— признание незаконными действий (бездействия) арбитражного управляющего, выразившихся в ненадлежащем проведении финансового анализа и составлении заключения.

ЗАЯВЛЕНИЕ ХОДАТАЙСТВА О ПРОВЕДЕНИИ СУДЕБНОЙ ФИНАНСОВО-БУХГАЛТЕРСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ
Лица, участвующие в деле о банкротстве, вправе обращаться в арбитражный суд с ходатайством о назначении экспертизы в целях выявления признаков преднамеренного или фиктивного банкротства (пункт 2 статьи 34 Закона о банкротстве).
Такую экспертизу можно назначить и в случае, если арбитражным управляющим уже был сделан вывод об отсутствии признаков преднамеренного или фиктивного банкротства. Негативным последствием для активного кредитора будет распределение судебных расходов на данное исследование, которые лягут на заявителя ходатайства.
Обращаем внимание, что из положений статей 34, 50 Закона о банкротстве не следует обязанность суда назначить экспертизу в любом случае, поэтому суд может отказать в удовлетворении ходатайства (например, определение ВС РФ от 30.05.18 № 305-ЭС18-6407 и более старые позиции: определения ВАС РФ от 15.07.13 № ВАС-8863/13, от 21.10.13 № ВАС-14280/13).
При этом Закон о банкротстве не связывает возможность назначения экспертизы с обязательным предварительным оспариванием анализа финансового состояния должника, отчета, заключения (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.12.15 по делу № А56-10272/2015/з.1).
Анализ ≪положительной≫ практики рассмотрения таких ходатайств показывает, что для составления убедительного ходатайства о проведении экспертизы стоит обратить внимание суда на следующие моменты:
— заключение содержит неустранимые ошибки и является недостоверным. Для доказывания данного тезиса можно, например, подготовить рецензию на финансовый анализ (постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 21.09.18 по делу № А27-20472/2015, определением ВС РФ от 09.01.19 № 304-ЭС18-10366(2) отказано в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для пересмотра в порядке кассационного производства данного постановления; постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.02.19 по делу № А56-26123/2017);
— необходимость повторного исследования обусловлена появлением в процедуре нового пакета документов, обязательных для анализа (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.01.20 по делу № А56-45590/2015);
— в финансовом анализе отсутствует перечень документов, на основании которого он проведен, и (или) такие документы к нему не приложены (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.12.15 по делу № А56-10272/2015/з.1);
— отсутствует должное изучение и исследование существенных обстоятельств дела о банкротстве, о чем может свидетельствовать, например, переписка с арбитражным управляющим, содержащая требование предоставить ответы на конкретные вопросы по подозрительным сделкам должника, на которые кредитором получен формальный ответ (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.11.19 по делу № А50-2241/2018).
Данный перечень примеров не является исчерпывающим, возможности мотивировки ходатайства о проведении экспертизы зависят от конкретных обстоятельств дела.

ОБЖАЛОВАНИЕ ДЕЙСТВИЙ АРБИТРАЖНОГО УПРАВЛЯЮЩЕГО В ЧАСТИ ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ НЕНАДЛЕЖАЩЕГО ФИНАНСОВОГО АНАЛИЗА И (ИЛИ) ЗАКЛЮЧЕНИЯ О ПРЕДНАМЕРЕННОМ (ФИКТИВНОМ) БАНКРОТСТВЕ
В проанализированной судебной практике по поводу признания незаконными действий (бездействия) арбитражного управляющего, выразившихся в ненадлежащем проведении финансового анализа и составлении заключения, приведены следующие позиции судов:
— анализ финансового состояния должника не объективен, положенные в его основу документы не достаточны для объективной оценки платежеспособности, финансовый управляющий не выявил в полном объеме наличие у должника источников дохода и имущества в собственности, анализ подозрительных сделок не был проведен, так же как и оценка действительной стоимости доли должника в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью (постановление Арбитражного суда Московского округа от 09.08.18 по делу № А40-112099/16, определением ВС РФ от 21.11.18 № 305-ЭС17-21303(4) отказано в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для пересмотра в порядке кассационного производства данного постановления);
— не проведен надлежащий анализ активов и пассивов должника: не включены обязательные сведения, фактически не проведен обязательный анализ возможности безубыточной деятельности должника, анализ возможности безубыточной деятельности проведен временным управляющим на основании утратившей силу методики (постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 08.10.15 по делу № А11-4615/2014, определением ВС РФ от 31.12.15 № 301-ЭС15-17240 отказано в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для пересмотра в порядке кассационного производства данного постановления).

Следует учитывать, что простого несогласия с выводами финансового анализа и (или) экспертизы будет недостаточно для назначения ходатайства о проведении бухгалтерской экспертизы по делу или удовлетворения жалобы на действия арбитражного управляющего. В материалы дела необходимо представить доказательства возможной недостоверности проведенных управляющим исследований.
Обращаем внимание, что судебный акт о назначении экспертизы обжалуется в апелляционном порядке.

*** Возвращая апелляционную жалобу ее подателю, апелляционный суд указал, что определение о назначении судебной экспертизы отдельно не обжалуется, если это прямо не предусмотрено законом, например пунктом 2 статьи 34 или пунктом 3 статьи 50 Закона о банкротстве (абзац пятый пункта 35.2 постановления Пленума ВАС РФ № 35).
Кроме того, апелляционный суд со ссылкой на часть 4 статьи 82 АПК РФ и на пункт 17 постановления Пленума ВАС РФ от 04.04.14 № 23 ≪О некоторых вопросах практики применения судами законодательства об экспертизе≫ указал, что определение о назначении экспертизы не относится к судебным актам, которые могут быть обжалованы в соответствии с частью 1 статьи 188 АПК РФ. В данном случае суд апелляционной инстанции обоснованно отметил, что возражения, возникшие при назначении судебной экспертизы, включая вопросы, подлежащие разрешению экспертом, могут быть заявлены несогласной стороной при обжаловании судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу (часть 2 статьи 188 АПК РФ).
Вместе с тем определение суда первой инстанции, которым назначена судебная экспертиза, может быть обжаловано только в том случае, если такое определение связано с приостановлением производства по делу (пункт 1 статьи 144 и часть 2 статьи 147 АПК РФ). При этом апелляционный суд и суд кассационной инстанции проверяют законность приостановления производства по делу исходя из оснований назначения судебной экспертизы (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 30.11.16 по делу № А13-8486/2013).

В заключение отметим, что для успешной реализации всех вышеназванных правовых инструментов важно своевременно получать информацию о производстве: знакомиться с делом, присутствовать на всех собраниях кредиторов, судебных процессах, писать письма, запросы — быть в курсе текущей ситуации и каждого шага участников дела о банкротстве.
Главное помнить: чем активнее кредитор занимает позицию в деле, тем больше шанс погашения требований или их части. Грамотный и профессиональный подход к каждому делу позволяет получить максимально возможное погашение требований кредитора.

Журнал «Арбитражные споры» 4 (92) 2020